Борисоглебск Понедельник, 14 июня
Общество, 15.04.2021 18:29

Виктор Сильченко: «Перед боем я шепчу своим мальчишкам псалмы…»

Виктор Сильченко: «Перед боем я шепчу своим мальчишкам псалмы…»

Создатель и главный тренер борисоглебского клуба «БАРС» – о спорте, «хулиганской» юности и несбывшейся мечте

Для пацанов из Борисоглебска 90-х годов имя Виктора Сильченко было своего рода «легендой». Говорили, что он садится на «шпагат», круче чем звезда видеосалонов того времени Жан-Клод Ван Дамм. Говорили, что он легко может победить в драке 2-3 противников. Говорили, что он – настоящий фанат единоборств, живет только этим и даже во сне крутит «вертушки» и отрабатывает блоки. И – знаете, что? Почти все, что о нем говорили – было правдой.

А потом была армия, которая очень сильно изменила бывшего «хулигана». Из армии Виктор вернулся … с мечтой. Она, увы, не сбылась, но подарила ему нечто большее: дело всей его жизни. Об этом и многом другом я и решил с ним поговорить, посетив недавно вечернюю тренировку в клубе армейского рукопашного боя «БАРС». Тренировка уже заканчивалась: охрипший Виктор абсолютно севшим голосом разбирал с мальчишками ошибки:

- Что это за пируэты? Что это за гимнастика? Вы, что – акробаты, танцоры? У вас одна голова и удары будут лететь в эту голову! А голова - ОДНА!

Выдав последние наставления, тренер отпустил мальчишек по домам, и мы приступили к интервью.

- Виктор, эта любовь к спорту, которую ты сейчас прививаешь мальчишкам, она у тебя самого - когда появилась? И кто тебе ее прививал?

-Фильмы с Брюсом Ли и Ван Даммом! Это были 90-е годы, эпоха видеосалонов, боевики и фильмы про каратэ. Сперва я пошел в секцию самбо, а потом в городе появился кикбоксинг. Сейчас этого тренера уже нет в живых : Александр «Пожарник». Потом пошел к Александру Игоревичу Тихомирову: он тоже кикбоксинг вел. А еще тогда появились первые книги по единоборствам. Стоили они тогда очень дорого, денег у меня – 14-летнего пацана, конечно не было. И знаешь, что я делал? Приходил в книжный магазин, брал книгу (вроде как рассматривал) и каждый день читал по 10 страниц – прямо там, в магазине! Потом продавцы заметили и стали меня прогонять! (смеётся) А потом я накопил денег и купил все-таки одну. Она до сих пор у меня хранится, страницы пожелтели уже от времени. Память о тех временах. Это было совсем другое время. Нас никто не заставлял – нам самим это было интересно. Залов не было, занимались в подвалах. Выходили с тренировок последними. Кожаные перчатки были роскошью. Помню, мне друг подарил перчатки и «лапы» кожаные. А когда меня в армию забрали, мама мне пишет: «Сынок, что тебе прислать?» А я ей в ответ: «Пришли мне перчатки и «лапы»!»

- Это же были 90-е, непростые годы. Часто на практике приходилось применять бойцовские навыки?

- Да, дрались конечно. Что тут скрывать? На дискотеках постоянно дрались. Я вообще был хулиганом! Знаешь, как удивилась зам. директора из училища, когда узнала, что я начал работать с детьми? Но как раз детям я сейчас пытаюсь донести, что этого делать не надо. И если бы вернуть время обратно - многих бы «подвигов» не совершил, конечно.

фото 2.jpg

- Помню, среди городских мальчишек ходили легенды, что ты садишься на «шпагат» лучше, чем Ван Дамм.

- Да, это было на самом деле. И садился я не просто на «шпагат», а на «жгут» - на двух стульях. Прогибался в обратную сторону . У нас, наверное, не каждая гимнастка в таком положении бывает!

- А сейчас сядешь?

- В 1999 году на Чемпионате России мне порвали правую ногу: бедро. Боль была серьезная и после этого, наверное, травма психологическая появилась. У меня, кстати, до сих пор шишка на бедре.

- Слышал также историю, что после того, как ты подтянулся 50 раз на турнике, к тебе подошел офицер-спецназовец и сказал: «Пойдешь служить к нам, нам такие нужны!».

- Я должен был ехать в спортроту – в Омск, в воздушно-десантные войска. Но не успел, набор уже отправили. Потом, на пересыльном пункте приехали «купцы» из Ульяновска, тоже из ВДВ. Увидели, как я подтягиваюсь и бегаю, и сразу меня забрали. Когда попал в армию – рвался на войну: тогда закончилась первая чеченская. Но, видно - Господь меня удержал и сохранил, чтобы с ребятами сейчас занимался.

- В армии ты ведь был инструктором?

- Да, я был инструктором по армейскому рукопашному бою. Именно в армии я и полюбил АРБ. В армии тоже выступал, один раз даже с земляком из Лисок бился. «Бой века» был просто! За те соревнования мне дали 5 суток отпуска и 2 увольнения вне очереди. Меня командир роты вывел перед строем, пожал руку. «Дембелей», помню, аж перекосило: какой-то молодой солдат, только пришел служить и уже такой ему почет. А командир роты говорит: «Сынок, у нас таких побед никогда не было, чем тебя отблагодарить?». И достает из кармана 30 рублей. Я пошел в увольнение и купил себе на них… батон и масло! Помню, попросил продавщицу разрезать батон вдоль, намазал маслом и съел с другом пополам - всухомятку. А еще пошел на телеграф, позвонил родителям (тогда мобильных телефонов еще не было) и сказал одну фразу «Мам, пап я вас люблю!». Больше ничего не смог сказать, дыхание сперло. Только в армии я понял, как сильно я люблю родителей и, как много они значит. Армия вообще очень многому научила.

- А отношение «дедов» каким к тебе было? Уважали, я так понимаю?

- Да, здесь тоже спорт помог. Нас было несколько человек спортсменов, и мы держались отдельной «кастой». Спортсменов везде уважают – как не крути.

- Из армии ты пришел уже с твердой уверенностью, что создашь в Борисоглебске клуб АРБ?

- Да, я бредил армейским рукопашным боем, но я тогда еще не думал о тренерской работе. До 25 лет я еще сам тренировался. У меня была мечта: стать Мастером спорта. В 25 лет я поехал на Международный турнир – «мастерский», памяти создателя ВДВ В. Ф. Маргелова. Но…потенциала не хватило. У меня тренировки были раздельными: я ходил ставить «ударку» на бокс к Алексею Викентьевичу Кочеткову, потом шел на самбо к Белькову Валентину Васильевичу. Но связать бокс и борьбу мне было не с кем! Боксер не мог со мной бороться, а борец – боксировать. Комбинации отрабатывать было не с кем. Поэтому тогда Мастера спорта я не выполнил. И понял: если уж моя мечта не сбылась, нужно попытаться это кому-то дать другому. И тогда я основал первую в Воронежской области секцию армейского рукопашного боя. Так и назвал: «Борисоглебская армейская рукопашная секция». Сокращено – «БАРС». На первую тренировку пришло больше 50 детей. Осталось только трое. Потом состав обновлялся, сформировался основной костяк. Через 2 года мы уже дали первые результаты. Потом нас «признала» ДЮСШ. Я закончил Воронежский институт физической культуры, меня приняли в спортшколу. Также я стал учредителем Федерации АРБ Воронежской области. Наша команда 8 лет подряд занимала в Воронежской области первое командное место. Дошло до того, что мы приезжаем на соревнования, а нам уже в открытую соперники говорят: «Блин, «БАРС» опять приехал, можно не выходить!». А еще мы два раза подряд занимали третье командное место на Всероссийских соревнованиях в Москве. Был момент, когда мы сами отказались от участия соревнованиях: день соревнований выпал на Пасху. Клуб у нас православный, я всегда это говорил и стесняться тут нечего. Драться на Пасху мы тогда отказались, хоть на нас потом организаторы и обижались, конечно…

- Кстати - сам видел, как ты крестишь своих бойцов перед выходом на ковер….

- Да, крещу. И добился того, чтобы дети на ковре перед боем стали креститься. А еще многие видели, как на больших соревнованиях я в шлем бойцам что-то шепчу. Открою секрет: я читаю псалмы. Читаю Псалом 90-й, наизусть его знаю.

- Ты был инициатором создания в Борисоглебске турнира памяти Михаила Муминова. Сколько лет он уже проходит?

- 10 раз турнир уже проходил. Михаил был моим другом. Он занимался кикбоксингом у Юрия Борисовича Шерстяных, а дополнительно занимался у нас. Перед тем как уйти в армию он подошел ко мне и говорит: «Вить, я хочу попасть в спецназ ВДВ, поможешь?». Я позвонил командиру бригады из части, в которой сам когда-то служил, попросил его. Он дал «отношение», и Михаил поехал туда служить. После срочной службы пошел на «контракт». Участвовал в боевых действиях. А каждый раз, когда приезжал домой в отпуск, я встречал его на вокзале. Однажды он мне также позвонил, сообщил что скоро приезжает: у него как-раз сын родился. Но через сутки раздался другой звонок: позвонил его тесть - Михаил Яковлевич Пащенко и сообщил , что Михаилпогиб на учениях….Через год мы провели первый турнир его памяти. А в этом году он впервые пройдет в статусе Всероссийского. Вообще, он должен был пройти в этом статусе еще в 2020 году, но из-за пандемии мы не смогли тогда провести.

фото 4.jpg

- По поводу пандемии: как проходил тренировочный процесс в клубе «БАРС» в прошлом году? Вообще – он проходил?

- Первые 3 месяца – никак. Да, писал на дом занятия им, ОФП там, но это все ерунда – никто ничего не делал. Бездельничали и вес набирали. А потом, через 3 месяца, открою секрет: мы начали выезжать в лес и тренироваться там. Набивали мою машину спортинвентарём и занимались. Кстати, у нас сейчас создано еще и региональное представительство Всероссийской федерации по абсолютно реальному бою. Возглавить поручили мне.

-Непростой, наверное, вопрос задам – извини. Я знаю, что ты очень много вложил в своего сына Александра.

- Да. Я жил его тренировками, его показателями, его травмами. Школу он закончил с отличием, выполнил норматив КМС по универсальному бою. Я с детства хотел видеть его военным, с 12 лет вбивал ему это в голову. Готовились к поступлению в военный ВУЗ. Он и поступил. Его там в сборную академии взяли, выступать по армейскому рукопашному бою. Отучился он там год, причем учился на отлично и был первым в рейтинге на своём факультете.   А потом позвонил мне и сказал: «Пап, хочешь счастья своему сыну – дай мне уйти отсюда. Я себя не вижу военным. Я здесь только теряю свое время. Я в гражданской жизни добьюсь большего». Это были его слова. Не буду кривить душой: я до сих пор этот его уход принять не смог. Но это надо принять и пережить. Лично сам отвез его в армию дослужить, дослужил он – на аэродроме, в Туле. Вернулся, побыл немного дома, уехал в Воронеж , тренируется и тренирует – в федерации. Готовится к поступлению в гражданский ВУЗ.

5.jpg

- А были случаи, когда ты сам исключал кого-то из клуба «БАРС»?

- Да. Было. Мальчик из моего клуба избил своего же одноклубника. В школе он избил своего…брата, я считаю. Я поставил его перед строем, рассказал всем ситуацию и исключил его из клуба. Я всегда говорю своим мальчишкам: «Мы вас всех собрали, чтобы было братство. Чтобы держались друг за друга». Спортивное братство – великая вещь. У меня в телефоне – 1270 номеров. Большая часть этих людей связана со спортом. Находясь в любом уголке России, я, если есть необходимость, могу позвонить кому-то и попросить помощи. И – помогут! И мне также звонят. Я вообще считаю: нужно больше помогать друг другу. Сейчас время такое…каждый сам за себя. Люди стали неправильно себя вести. Сейчас тенденция такая: сделать кому-то что-то хорошие сложно. У нас дети даже слово «Спасибо» разучились использовать. А так не должно быть.

6.jpg

Фото: https://vk.com/arbbars

 

Интервью записал Николай Бурцев

Новости на Блoкнoт-Борисоглебск
6
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое